Synerjetics Group Logo
 Главная страница
 Цели освоения космоса
    Миссия космонавтики
    Кризис космонавтики
    На распутье
 Программа освоения космоса
    Хранилище на орбите
    Орбитальная медицина
 Кометно-метеоритная угроза
    Первочередная задача
    Два обломка
    Новый расчет
    Условия на волне
    Два семейства
    Удар кометы
    Акустические оценки
    Исторический аспект
    Обнаружение угроз
    Критика источников
    Два аргумента
    Катастрофы и шевроны
    Комета и метеороид
 Презентации
    Параметры и угроза
    Источники и критика
 Аэрокосмические носители
    Описание концепции
    Обоснование концепции
    Анализ эффективности
 Аэродинамика
    Эффективные компоновки
    Теория машущего полета
 Термодинамика
    Ракетные двигатели
    О выборе схемы СУ
    Сайнерджет
 Динамика полета
    Малая тяга
    Захват объектов
    Характеристическая скорость
 Экономика и надежность
    Цена космоса
    Пассажирские перевозки
    О надежности носителей
 Эволюция сложных систем
    О пределах развития
    Флаттер мостов
    Катастрофа на СШ ГЭС
    Падение температуры Земли
 Гидроакустическая устойчивость
    Возбуждение автоколебаний
    Сводные данные
    Иерихон на Енисее
    Критерий возбуждения
    Устойчивость ГАЭС
    Область неустойчивости
    Когда взлетают агрегаты?
    Бустинг на Памире
    Группа риска
    Причины и поводы
    О теории
    Угроза избранным
    Бустинг
    О силах на крышке
    Причины и доказательства
    Любит ли бог троицу?
    Бог троицу любит
    Три станции
    Проблемы Нурека
    Проблемы Ташлыка
    Предложения ядерного центра
 Волны на мелководье
    Наводнение в Крымске
    Новая волна
    Хакенсак
 Comet and Meteor Threat
    Two Fragments
    Acoustic Evaluations
    Historical Aspect
    Critique of Sources
    Two Arguments
    Disasters and Chevrons
    Comet and Meteoroid
    Temperature Drop
 Обратная связь
 
 
 
www.spacenews.ru
 
Журнал Новости Космонавтики
 
 

Кризис цивилизации и космонавтика

Приглашение к размышлению

Д.А. Рогозин
 

Кризис космонавтики

        Практически все национальные космические агентства в своей деятельности декларируют будущее освоение космоса. Но, чтобы это понятие было не только декларативным, не хватает его смыслового наполнения. Можно ли назвать программу исследования космоса его освоением? Нет. Все же, не смотря на то что, исследование - обязательный и незаменимый предварительный этап перед освоением, не всякое исследование может и должно привести к освоению чего-либо. И можно ли назвать освоением космоса использование околоземного пространства искусственными спутниками Земли? Во всяком случае, "демонстрация присутствия" в космосе - это нечто далекое от задач освоения.
        Одним из последствий катастрофы шаттла "Колумбия" стало упрочение позиций тех, кто выступает за отказ от полетов в космос людей и полный переход на непилотируемые полеты. На фоне этого голоса тех официальных представителей от космонавтики, кто утверждает, что нельзя разделять пилотируемую и беспилотную космонавтику выглядят не вполне убедительно и вот почему. Сбалансированное развитие космонавтики предполагает, как минимум, отсутствие резких перекосов между пилотируемой и беспилотной составляющей по эффективности выполняемых задач, заключающимся в соотношении отдача/затраты. Поддержание пилотируемой космонавтики на уровне достаточном лишь для выживания, а не для эффективного развития, делает подобное соотношение не в пользу пилотируемой космонавтики, что мы сейчас и наблюдаем. Позиция направленная лишь на сохранение достигнутого - это позиция выбора медленного вымирания и снятия личной ответственности за отказ от этого направления.
        Но что же на самом деле означает отказ от полетов в космос людей? На деле это официальный отказ от его освоения. Ровно так - не больше и не меньше. Ограничение в выборе средств, используемых космонавтикой, также ограничит и задачи, решаемые с ее помощью. Правда, сами по себе "полеты в космос людей" не являются достаточным условием освоения космоса. Важен не сам факт полетов, а отдача, получаемая с их помощью.
        Лицом современной космонавтики следует считать работу спутников и зондов, а не пилотируемые полеты и МКС. То есть те направления, которые приносят практическую отдачу и наиболее эффективны по соотношению затраты/результат по научным данным. Можно ли выделить общие черты между спутником связи, метеорологическим спутником, спутником военной разведки, исследовательским зондом и космическим телескопом? Ведь отдача от них чрезвычайно различна. Но если не вдаваться в детали - во всех случаях отдача целиком информационная, а средства доставки осуществляют односторонний материальный грузопоток. Конечно, решались задачи и с возвращением материальных объектов, прежде всего при осуществлении пилотируемых полетов. Но в этом случае соотношение отдача/затраты значительно ухудшается.
        Вот и производство уникальных материалов на околоземной орбите так и остались в фазе эксперимента. Несмотря на более высокое качество, чем у земных аналогов, они проигрывают им в соотношении цена/качество. При более низком качестве значительно более низкая цена оказывается решающим фактором. Без принципиально нового вида аэрокосмического транспорта здесь ничего не изменится. Создать такой транспорт в рамках лишь ракетных технологий попытались в программе Space Shuttle. Однако в силу разных причин, и, прежде всего, из-за отсутствия грузопотока, оправдывающего запланированный режим эксплуатации, стоимость доставки полезной нагрузки таким транспортом оказалась заметно хуже, чем традиционными ракетоносителями. А раз транспорт не способен более эффективно решать имеющиеся задачи, то о расширении сферы деятельности лучше забыть.
        Возник замкнутый круг. Значительно расширить сферу применения космонавтики не получится без разработки принципиально нового транспорта, а разработка этого транспорта, не подкрепленная востребованным задачами грузопотоком, превращается в самоцель, при достижении которой стоимость доставки оказывается выше, чем у традиционных носителей. Из этого замкнутого круга до сих пор не вышли национальные космические агентства, для которых не обязательно получать только исключительно коммерческую отдачу, тем более, трудно ожидать, что из него выйдут коммерческие компании, для которых другой отдачи просто не существует, а потеря средств смерти подобна.
        Сегодняшняя надежда, что коммерциализация космонавтики - это панацея от всех проблем, мягко говоря, несколько беспочвенна. Как, впрочем, и любой поиск панацеи. Какие цели позволит решить коммерциализация? Если требуется сохранить и более широко внедрить уже имеющиеся наработки, то коммерциализация в таком случае окажется просто незаменимой. Но, чтобы обеспечить прорыв, требуется искать другие способы достижения цели. Так как его поиск - это зачастую концентрация немалых средств без гарантии немедленной отдачи, а то и просто их потери, если закралась ошибка в выборе. Но все же самое главное - это отсутствие немедленной отдачи. Все это вызывает сомнение в поиске прорывных вариантов на корпоративном уровне. Коммерциализация - это отличный способ сохранить и количественно развить имеющийся уровень. Но качественных изменений, прорыва от нее ждать не приходится.
        Коммерческой деятельность в космонавтике, безусловно, оправданна. Но только в том случае, если это не происходит за счет налогоплательщиков, когда им фактически ничего не дается взамен. Когда государство что-либо финансирует, следует не забывать, что взамен должна быть получена отдача, соответствующая финансированию. В космонавтике в первые годы своего существования - это, в основном, были политические дивиденды. Однако сейчас они не так востребованы, как во времена взаимного противостояния, да и "держа рекорд", такая отдача со временем стремительно обесценивается. Вот и получилось, что отдача перестала соответствовать финансированию.
        Космический туризм не несет отдачи, которая была бы приемлема для государства, значит, этой деятельностью должны заниматься только частные структуры. Рискованное шоу для сверхбогатых экстремалов - далеко от понятия общедоступного "туризма", под именем которого пытаются его продвинуть. Ведь это не туризм в общепринятом понимании, когда из одних комфортабельных условий туристы с комфортом отправляются в не менее комфортабельные условия, а, скорее, экстремальный вид спорта. Так как космонавтика - это все-таки не только космический транспорт, то создание транспорта для экстремального шоу недостаточно для широкомасштабного прорыва.
        Ожидание, что "космическая гонка", аналогичная прошедшему противостоянию СССР-США, улучшит ситуацию, тоже всего лишь очередная иллюзия. Во-первых, соревнующиеся стороны должны преследовать одну и ту же цель, иначе соревнования не состоится. Во-вторых, политика соревнования в космосе может быть лишь продолжением политики противостояния на Земле. Не даром при отсутствии достойных конкурентов она зашла в тупик. Борьба за престиж, зачастую является внешним проявлением борьбы за передел сфер влияния в мире. Причем, для такой борьбы не обязателен фон в виде идеологического или религиозного противостояния. Но широкомасштабное противостояние на Земле несет угрозу возможности не только грандиозного технологического отката, если оно перейдет в "горячую фазу", но и самому существованию человечества. В-третьих, политика противостояния вряд ли может способствовать сбалансированному развитию космонавтики благодаря довольно-таки специфическим приоритетам подобного соревнования. Кризис космической программы в США свидетельствует о том, что и "здоровая экономика" - недостаточное условие для эффективного развития космонавтики. Более того - это заставляет предположить, что национальная программа способна решать лишь ограниченный круг задач, связанных с космонавтикой, который в целом нельзя назвать освоением космоса.
        Вопросы национальной безопасности и ряда космических исследований при желании можно решить и беспилотными средствами. Ведь об этом фактически говорят уже упомянутые эксперты. Но разве подобное наполнение космической программы - это и есть освоение космоса?
        Как сказал Б. Е. Черток [1], принцип, при котором космическая программа была вторична, а на первом месте было создание техники, и "завел нашу космонавтику в тупик". Но раз это так, то, продолжая следовать этому принципу, ситуацию исправить нельзя, а можно только лишь усугубить. А если уже находишься в тупике, то, чтобы космонавтика не порождала несбыточные надежды, требуется уже сейчас предпринимать все необходимое для выхода из него. И, если имеющийся подход заводит в тупик, то, вероятно, выходом из него будет обратная ситуация, чтобы на первом месте оказалась бы космическая программа, а разработка новой техники стала бы вторичной - инструментом для достижения заданных программой целей. Важно лишь не ошибиться в выборе целей. Например, по мнению В. П. Мишина [2] важнейшими причинами проигрыша Советским Союзом "лунной гонки" были следующие: отсутствие консолидации усилий, преувеличение значения промежуточных этапов и выделение их в самостоятельную цель (облет Луны), преуменьшение значения наземной отработки ракетно-космического комплекса, требующей создания дорогостоящей экспериментальной базы. Однако не следует думать, что эти факторы являются недостатком исключительно лишь в условиях "соревнования".
        Сейчас некоторыми кругами усиленно рекламируются пилотируемые миссии по высадке на Марс или даже просто облета Марса, где основной целью фактически является очередная погоня за рекордом. Но ведь уже истории космонавтики был случай, когда вдруг оказалось, что "в момент величайшего триумфа космическая программа США переживает критический период", как говорилось в августовском, "праздничном" по случаю осуществления миссии высадки на Луну, отчете НАСА [3]. Случайность это или закономерность, и нужно ли повторять аналогичную ситуацию уже на новом уровне с Марсом?
        Такой результат трудно назвать случайностью, потому что конечным результатом программы выбирался (или сейчас вновь выбирается) этап, остановившись на котором, вряд ли когда-либо возможно ожидать проявления прямой жизненно необходимой отдачи, а цель программы - погоня за престижем или получение результатов, доступных при помощи автоматических межпланетных станций. Дескать, на нем не обязательно останавливаться? А кто даст возможность продолжать? Ведь зачастую для продолжения придется во многом переделывать техническую составляющую проектов. Поэтому подобные этапы хороши не более чем в качестве промежуточных этапов, входящих в состав более крупных проектов. Такой подход дает возможность избежать ненужных и необязательных этапов. Естественно, конечным этапом таких программ должно быть получение прямой долгосрочной отдачи, на качественно более высоком уровне, а не очередное "спортивное" достижение. Но для них очень остро проявляется вопрос консолидации средств и усилий и, прежде всего, финансового обеспечения.
        Неужели нет возможности для их реализации?
        Если все же освоение космоса принять актуальной задачей, то следует идти по пути "разграничения полномочий".
  1. Корпорации - занимаются коммерчески эффективными космическими программами, не исключая их государственной поддержки (в том случае, если отдача от этих проектов носит характер жизненно необходимый для существования экономики государства).
  2. Национальное космическое агентство - занимается вопросами национальной безопасности.
  3. И, наконец, вопросами освоения космоса и другими задачами, не вошедшими в первые два пункта, должен заниматься наднациональный международный институт.
        Международное сотрудничество - это возможность сконцентрировать интеллектуальные, материальные и финансовые ресурсы для решения проблем стоящих перед космонавтикой в объемах превосходящих национальные возможности. Но при этом следует не забывать, что:
  1. Сотрудничество или противостояние в космосе может быть лишь отражением земной политики сотрудничества или противостояния. Без тесного сотрудничества на Земле и совместные долгосрочные космические проекты окажутся отягощенными многими недостатками. Значит, совместную работу в космосе можно организовывать лишь с теми, с кем тесно сотрудничаешь на и Земле. Также как очередная "космическая гонка" - может быть лишь отражением новой холодной войны или чего-то эквивалентного.
  2. Занимаясь сотрудничеством в космосе, требуется стремиться к достижению общей четко выраженной цели.
  3. Ответственность - это такое понятие, которое может быть только полным. Попытка ее раздела приводит лишь к безответственности. Поэтому постоянное сотрудничество не может обойтись без ответственного за все решения единого координационного центра.
  4. Для плодотворного масштабного сотрудничества не обойтись без единых стандартов, для чего тоже необходим общий международный институт.
        Говоря о необходимости создания наднациональных структур, следует определиться, нужны ли они. Если космическая деятельность не выйдет за рамки обеспечения национальной безопасности и престижа, то нет. Также в нем нет необходимости, если сотрудничество не выходит за выполнение разовых задач. Но если речь идет о долгосрочных планах, то без ответственности за принятые решения, координации усилий разных сторон и единых стандартов, никакого эффективного сотрудничества не получится. А зачем нужно неэффективное сотрудничество?
        Если организовывать долгосрочное международное сотрудничество то, без международной организации, которой национальные агентства фактически передадут часть своих полномочий, не обойтись. Ведь, если одно национальное агентство станет доминировать над другими, это означает, что основную часть расходов оно просто обязано будет взять на себя. А значит одна из основных задач сотрудничества - распределение финансового бремени не будет достигнута. Какой парламент фактически утвердит финансирование национальной космической программы другого государства? Ведь такое "сотрудничество" иначе и не назвать.
        Самое первое, без чего не обойтись в любой космической программе - это определиться, что то или иное государство хочет получить от ее выполнения, и следует ли для этого заниматься освоением космоса, наполнив это понятие реальным смыслом или ограничившись в этом вопросе только лишь декларативностью.
        Какие цели могли бы послужить основанием для сотрудничества, так чтобы задачи космонавтики вышли, наконец, за рамки обеспечения национальной безопасности и погони за престижем? Неужели нет проблем, которые можно решать только сообща?
 

Кризис цивилизации

        Появление термина "устойчивое развитие" (sustainable development), вошедшего в оборот с докладом Комиссии Брундтланд [4], фактически показывает, что нынешнее развитие цивилизации никакой "устойчивостью" - предсказуемо благополучным будущем - не обладает, и что без коренных изменений в способе существования человечества на нашей планете, так чтобы прогресс и улучшение качества жизни всех землян оказался и дальше возможным, не обойтись.
        Работа Комиссии Брундтланд дала толчок к подготовке крупного международного форума самого высокого уровня, каким стала Конференция ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в 1992 году. На этом саммите руководители 179 государств подписали декларацию "Повестка дня на XXI век", содержащую пакет из 26 программ, ориентированных на предотвращение глобальной катастрофы. Возможно, этих мер оказалось бы достаточно, если бы этот саммит состоялся бы лет на 40 - 50 раньше. Главным его достижением можно назвать подтверждение того, что проблема существует. Однако более чем десятилетие спустя - так никаких качественных изменений и не произошло.
        Еще экспертами всемирно известного Римского клуба, усилиями которого введено понятие "пределы роста" - охарактеризована нынешняя ситуация как кризис цивилизации, одним из слагаемых которого является экологический кризис. Однако не стоит даже думать, что это первый и единственный кризис, с которым столкнулось человечество, более того, зная его историю, можно предположить, что и не последний, разумеется, при успешном прохождении этого. Кризисы в ходе развития человечества возникали не раз.
        Когда в экосистеме появляется вид-монополист, то он достаточно быстро исчерпывает возможности своей экологической ниши, тогда экосистема начинает деградировать, а вместе с ней вид-монополист встречает свой экологический кризис. Остается лишь два варианта деградация вместе с экологической нишей, а затем гибель или поиск новой экологической ниши, адаптация к ее возможностям и начало нового цикла своего развития. Это судьба всех видов монополистов на Земле [5]. И вид Homo Sapiens здесь не исключение. Заполнив экологическую нишу, в которой он появился как вид, Homo Sapiens начал заполнять другие, до которых смог дотянутся: от экваториальных лесов до заполярной тундры.
        Однако существование человека в этот период было далеко не безоблачным. Исследования генетического разнообразия современных людей показали, что оно значительно ниже, чем, к примеру, у наших ближайших родственников в мире животных - шимпанзе. Это означает, что человек как вид значительно позже шимпанзе прошел через "бутылочное горлышко" - резкое падение численности популяции, и это падение для человека было гораздо существеннее, чем для шимпанзе. Различные группы генетиков пришли к выводу, что в течение последнего миллиона лет численность популяции прямых предков человека колебалась от 40 до 100 тысяч особей. В период прохождения "бутылочного горлышка", около 130 тысяч лет назад, значительно снизилось генетическое разнообразие предков человека, так как их общая численность сократилась до 10 тысяч индивидов, и носители многих генетических вариантов исчезли [6].
        Сравнительный анализ митохондриальной ДНК разных популяций современных людей позволил предположить, что еще до выхода из Африки, около 60 - 70 тысяч лет назад также наблюдалось снижение численности человеческой популяции. Причем, по данным некоторых исследователей оно было еще более резким - до 2000 человек [7]. Может, и эти события были результатом экологических кризисов? Тем не менее, впоследствии все же Homo Sapiens распространился на всю планету. Затем на границе палеолита и неолита Homo Sapiens вновь встретил свой очередной кризис. Подсократив свою численность по археологическим оценкам на порядок, он нашел новый выход. Вместо того чтобы занимать новую экологическую нишу (ведь все доступные оказались заняты), он в результате неолитической революции создал себе новую. Предсказанный Мальтусом два века назад кризис [8] удалось преодолеть "без потерь" благодаря индустриальной революции. Однако сейчас мы вновь наблюдаем проявляющиеся симптомы неблагополучия - вновь Homo Sapiens своей деятельностью супермонополиста довел экосистему до кризиса. Причем, речь идет не просто о кризисе экологии, а о системном кризисе человечества, где кризис экологии - это сталь же явное проявление неблагополучия, как повышение температуры у больного. Ухудшение экологии можно сравнить с "жаром" цивилизации. Очевидно, что "лечение" заключающееся лишь в "сбивании температуры" - не будет эффективным. Особенно если учесть, что иммунитета к "болезни" нет. И как у многих болезней симптомы не ограничиваются одной лишь "повышенной температурой".
        Самым опасным и трагичным для человека, по мнению Н. Н. Моисеева, может оказаться потеря стабильности биосферы (нарушения извечного хода событий), возможность перехода биосферы в некое новое состояние, в котором ее параметры исключат возможность существования человека. Эта опасность еще плохо осознается всеми людьми, в том числе учеными [5]. Как далеко требуется зайти, чтобы опытным путем проверить это утверждение? И получится ли после этого повернуть все вспять? Тем более, если механизм саморегулирования "Геи" будет разлажен, неблагоприятные тенденции в своем "апогее" предполагают настолько глубокие изменения, что условия на Земле могут оказаться вообще несовместимыми с жизнью. В таком случае земные условия могут оказаться подобными венерианским: основной состав атмосферы - 98 % CO2, 1,9% N2, давление атмосферы - 60 атмосфер, температура - 290° С [9]. Причем сроки, за которые условия могут настолько кардинально измениться, согласно модели Карнаухова относительно невелики - 300 - 1000 лет [10]. Допустим, вероятность развития событий по этому сценарию невелика. Насколько же низкой она должна быть, чтобы вероятность ее развития можно было полностью игнорировать?
        Стоит учесть, что биоресурсы остаются возобновляемыми до тех пор, пока доля их потребления не превышает порога устойчивости биоты, а возобновляемые ресурсы могут быть восстановлены при понижении их потребления ниже названного порога. Однако в настоящее время структура естественной биоты нарушена в глобальных масштабах. Индикатор бедствия - разрушение замкнутости геобиохимического цикла углерода. В начале XX века биота перестала поглощать избыток углерода из атмосферы, более того, она начала выбрасывать его в атмосферу. Переход к безотходным технологиям практически не изменит ситуацию, а лишь приведет к ликвидации явных локальных загрязнений, не мешая их глобальному накоплению [11]. Разве это не повод к принятию действий, способных переломить эти сложившиеся неблагоприятные тенденции?
        Проблемы возникли из-за того, что население Земли вышло за "пределы роста" для текущего технологического уровня. Стало быть, необходимо радикально подтягивать технологии, то есть как минимум нужна новая научно-техническая революция, а, возможно, и не одна. Или требуется привести в соответствие имеющимся технологиям уровень потребления. Это предлагается сделать, или значительно сократив численность населения, или "уравняв" его жизненный уровень. Очень сомнительно, что снижение уровня потребления может пройти без разрушительных социальных потрясений. В свою очередь путь, направленный на кардинальное сокращение численности населения планеты, порождает утопию "золотого миллиарда", нереализуемую в принципе. Которая в свою очередь порождает растущую агрессивность - вначале в идеологии и культуре, затем в политической и военной сфере. Уже есть все признаки консолидации новой, глобальной фашистской идеологии, которая может побудить к самым разрушительным действиям [12].
 

Общие пути выхода из кризиса

        В неолите революционным выходом оказалось создание новой экологической ниши, сейчас требуется не меньшее. Только благодаря открытию "революционного" выхода прохождение той точки бифуркации не стало полностью катастрофическим, а привело человечество к новому уровню развития. У Н. Н. Моисеева есть замечательное определение - "Восхождение к Разуму" [13]. Подобные революции - это возможность выхода на новый виток спирали такого "Восхождения". Или можно привести другое сравнение - переход на новый более сложный уровень, по аналогии с популярными сейчас компьютерными играми.
        В ходе развития человечества преодоление таких точек бифуркации требовало весьма неординарных шагов для успешного продолжения "Восхождения к Разуму". Революционные пути находились предками людей и людьми каменного века методом проб и ошибок, с катастрофическими последствиями для большинства членов популяции. Если и из нынешнего кризиса пытаться выходить уже опробованным методом проб и ошибок, то это означает, что люди незаслуженно присвоили себе наименование "разумных" и "цивилизованных". Не стоит забывать, что в любом случае за тот или иной выбор, даже за бездействие, придется расплатиться. Кризисная ситуация рано или поздно разрешится, в том числе, и без нашего участия, однако, чем меньший вклад в разрешении этой ситуации предпримет человечество, тем в худшем состоянии оно окажется в посткризисную эпоху. Причем весьма вероятно, учитывая судьбу тех, кто в предыдущие кризисы не выбрал "магистрального" направления, в первую очередь пассивное прохождение пожертвует дальнейшим "восхождением к Разуму".
        Если искать выход из сложившейся ситуации, ограничившись рамками Земли, то человечество, достигнув "пределов роста" на своей родной планете, не сможет использовать потенциальные ресурсы космоса для своего устойчивого развития. Земная биосфера может выдержать лишь ограниченный прессинг с его стороны, а чрезмерно глубокие изменения биосферы могут оказаться для людей фатальными. Следовательно, для сохранения биосферы, а значит и человечества как вида земных существ, требуется уменьшить на нее антропогенное воздействие. В то же время, предельно допустимый уровень этого воздействия может оказаться недостаточным для того, чтобы человеческая цивилизация смогла продолжить собственное развитие. А отказ от развития приводит обычно к деградации. Выходом из этих ограничений и способом уменьшения такого давления на биосферу может стать освоение Солнечной системы.
        Может показаться, что слишком рано ставить целью освоение Солнечной системы. Разумеется, достижение настолько колоссальных целей осуществляются только их последовательным разделением на множество промежуточных этапов. Столь грандиозная задача - это в первую очередь ориентир для оценки правильности выбора сегодняшних задач, которые могут стать промежуточными этапами для достижения этой стратегической цели. Правильный выбор стратегической цели позволяет минимизировать количество обязательных промежуточных этапов, что означает повышение эффективности соотношения результат/затраты. Это же означает, что в качестве стратегической цели противопоказано выбирать задачи "ближнего" прицела, несмотря на то, что они легче реализуемы - больше шансов, что без них можно будет обойтись в дальнейшем. Последовательное достижение очередного промежуточного этапа позволяет создавать задел для последующего. Такой подход может замедлить и удорожить осуществление первого этапа, но в дальнейшем проявится значительная экономия не только времени, но и средств.
        Об освоении космоса как о следующем этапе развития технологической цивилизации говорилось довольно много. Но при этом - с одной стороны достаточно часто идет речь о космическом будущем человечества, где космонавтика используется, в том числе, и для решения проблем экологии [14-17]. Причем зачастую это дается как нечто предопределенное. А с другой стороны звучат утверждения, что якобы у космонавтики нет других задач, кроме тех, что уже решаются. Если говорить только лишь об имеющихся средствах и об обязательности немедленной коммерческой отдачи от любой космической деятельности, то с такой поправкой с подобным утверждением можно согласиться. Однако подобные заявления, на мой взгляд, свидетельствует о нежелании развивать новые направления, которые не обещают немедленной коммерческой отдачи. Но разве другой отдачи не может существовать?
        При отсутствии прослеживаемой последовательности действий ведущих к "космическому будущему", усугубленным нежеланием существенно расширять направления космической деятельности - все ведет к тому, что это будущее совсем не предопределено. К тому же космонавтика - это не фундаментальная наука, а прикладное направление человеческой деятельности, для которого условием сохранения полученных наработок является их востребованность. Так что наработка задела на далекое неопределенное будущее без его востребованности - сомнительна.
        Иногда можно услышать утверждения, что космонавтика получит развитие тогда, когда других выходов уже не останется. Не слишком ли поздно окажется вспоминать о "парашюте" во время падения в пропасть? И если его в этот момент под руками не окажется, останется только лететь камнем вниз, а попытки лихорадочно сроить его из подручных средств результативными вряд ли станут. Когда кризис обострится настолько, то время поиска оптимальных решений окажется в прошлом, а кроме немедленного выживания других проблем не останется. Возможно даже, что такое "падение" окажется не смертельным, но не лишит ли оно способности человечества к новому "подъему"?
        Может ли человечество выжить без освоения космоса? Встречный вопрос, могло ли человечество обойтись без неолитической революции? Как показывают дошедшие почти до наших дней племена с технологией каменного века, то, вероятней всего, да. Но им пришлось заплатить за это отказом от пути развития ведущим вначале к аграрной, а затем индустриальной цивилизации. Освоение космоса - это путь дальнейшего развития технологической цивилизации. Отказавшись от него, рано или поздно придется отказаться от технологической цивилизации вообще или остановить развитие. Правда "остановка" возможна лишь на какое-то время, далее неминуем откат. Ни к чему другому отказ от "революционных" решений не приведет. Можно и дальше тешить себя надеждами о "рациональном природопользовании", а на деле оставлять нерешенные проблемы следующим поколениям.
        Еще И. С. Шкловский писал, что отказ от освоения космоса грозит человечеству деградацией: "Законсервировав уровень энергетики, запретив выход в Космос, цивилизация может пойти по некоему пути "качественного самоусовершенствования", появятся совершенно новые устремления". С его точки зрения, с которой, по-моему, нельзя не согласиться - "такая ситуация равносильна вырождению".
        В чем же должен заключаться шаг, по своим последствием эквивалентный неолитической революции, а по масштабам превосходящий ее? Как соотносится поиск "новой экологической ниши" с освоением космоса?
        Разумеется, это надо понимать не в контексте массовых переселений, которые не только технически невозможны, но и нецелесообразны. Более того, идеи "бегства с Земли" в случае катастроф и соответственно массовые переселения - это не меньшая крайность взглядов, чем полный отказ от освоения космоса, и столь же пагубно сказываются на идее освоения космоса.
        Также, разумеется, не обойтись без выработки новых социальных законов позволяющих избежать повторения аналогичных кризисов вновь. Иначе любые технические достижения нивелируются быстрее, чем будут внедрены. Но одна лишь выработка новых социальных законов - еще совсем не означает обеспечения возможности выхода из кризиса. Выход обеспечивается наработкой суммы технологий достаточной для создания новой экологической ниши.
        В неолите оказалось достаточно создать искусственные биоценозы, сейчас, скорее всего, требуется создание искусственной биосферы. Причем эта задача должна быть решена безотносительно, собираемся мы осваивать космос или нет. Но при этом стоит заметить, что, подменив биосферу техносферой, мы "сжигаем за собой мосты", и многие ресурсы, сегодня достающиеся нам практически даром, придется воспроизводить с огромными энергозатратами. "Сжигая мосты", мы теряем право на ошибку, в результате чего возникнет ситуация, когда многие ошибки в ходе развития человечества могут оказаться чреваты фатальным завершением не только цивилизации, но и существования вида. В конечном итоге замена биосферы техносферой эквивалентна освоению безжизненной планеты. Еще одна плата за "замкнутую" техносферу - это то, что для ее поддержки окажется недостаточно возобновляемых ресурсов энергоресурсов на Земле. Значит опять таки в любом случае рано или поздно придется или выходить за ними в космос, или погибать.
        Однако не они ставят временное ограничение. Временное ограничение ставит возможность получения возобновляемых ресурсов получаемых от биосферы. Чтобы сохранить биосферное биоразнообразие требуется уменьшить на нее воздействие человеческой цивилизации. Причем до уровня меньшего, чем существующий. Если этого не сделать, то искусственные биосферы на земле для ВСЕХ не создать, когда они окажутся незаменимыми. Поэтому не только потеря биосферы, но даже снижение ее биоразнообразия (что повлечет за собой уменьшение надежности системы) должно считаться неприемлемым. Искусственные биосферы на Земле совсем не обязательно должны подменить собой естественную биосферу. Их применение может помочь минимизировать сегодняшнее неблагоприятное воздействие, чтобы с наименьшим ущербом вписаться в относительно стабильные биосферные циклы.
        Считается, что допустимый предел производства энергии внутри земной среды составляет примерно 0.1% от солнечной энергии, поступающей через атмосферу на земную поверхность, что в абсолютных единицах составляет примерно 90 ТВт. При переходе через этот предел в земной среде начинаются необратимые процессы нарушения естественного баланса, приводящие к полному разрушению существующих условий обитания на Земле. Также, при существующей структуре мировой экономики около 98 - 99% сырьевых материалов превращается в отходы. Около 88% энергии в настоящее время вырабатывается за счет сжигания углеродного топлива, что дает 60% всей загрязнений природной среды. Уже в настоящее время энергетический комплекс в отдельных случаях потребляет для технических нужд до 25% запасов экологически чистых вод, а возвращает в природную среду до 30% всех сточных вод. Примерно 40% загрузки железных дорог составляют перевозки нефти, угля и других традиционных видов топлива [18].
        Стало быть, чтобы сохранить возможность дальнейшего развития, не обойтись без такого способа уменьшения неблагоприятных воздействий на окружающую среду как перенос наиболее энергопотребляющих и вредных производств в космос, за пределы земной биосферы. Однако при этом надо не забывать, что сколько-нибудь заметных объемов производства за пределами Земли не получить без внеземного сырья и без достаточно эффективного для появления рентабельного производства космического транспорта.
        Любые революции, социальные или научно-технические, не могут возникнуть, если нет условий, способствующих их появлению. Освоение космоса способно создать такие условия для возникновения новых НТР. А более качественно высокому технологическому уровню соответствует более высокий "предел роста".
        Работы, необходимые для освоения космоса, которые требуется выполнить в обозримом будущем, можно распараллелить:
  1. Аэрокосмический транспорт для относительно дешевой доставки грузов с поверхности на низкую орбиту с увеличением объема грузопотока - АКС (аэрокосмический самолет).
  2. Межорбитальные буксиры (с ЯРД) для осуществления возможности относительно быстро перемещать достаточно большие массы в межпланетном пространстве.
  3. Робототехника для ремонта, монтажа космического оборудования и решения других задач.
  4. Корабельные системы жизнеобеспечения и средства защиты экипажа от неблагоприятных воздействий.
  5. Искусственные биосферы, использующие не только солнечную энергию, но и пополняющие оборотные вещества за счет местных ресурсов.
  6. Возможность воспроизводства в местных условиях технологической составляющей искусственных биосфер.
        Работы по первым пяти пунктам необходимо вести уже сейчас. По первым четырем пунктам работы ведутся, но в объемах, недостаточных для прорыва. Работ по первым трем пунктам достаточно для ведения задач по использованию и исследованию космоса. Но для его освоения необходимо осуществление всех шести пунктов. По первым двум пунктам в особенности желательно, чтобы средства не распылялись. Достичь орбиты и перемещаться в межпланетном и околоземном пространстве, можно используя достаточно разные транспортные средства. Однако вряд ли без концентрации усилий и средств можно осуществить прорыв.
        Именно отсутствие достаточно эффективного аэрокосмического транспорта в наибольшей степени препятствует возможности расширения спектра практической отдачи получаемой при помощи космонавтики. Наиболее перспективным представляется способ, предложенный еще Ф. А. Цандером - на начальном этапе космического полета не бороться с атмосферой Земли, а взять ее себе в союзники, используя в качестве окислителя, рабочего тела и среды, создающей подъемную силу.
        Чтобы подобная разработка не превращалась в сомнительную самоцель, ее разработчикам следует не забывать об ее практическом применении, не ожидая вала предложений по ее использованию со стороны. Все это может появиться только благодаря практическому подтверждению ее надежности и эффективности, возможному лишь в том случае, когда объем грузопотока перевозимый такой транспортной системой полностью оправдает ее разработку и эксплуатацию, и решаемые задачи не будут зависеть от политической конъюнктуры и веяний моды. Для разработчиков космического транспорта наиболее желательно при этом было бы остаться в рамках целиком транспортной задачи.
        В таком случае, наиболее подходяще выглядит транзит грузов за пределы околоземного пространства. Вполне вероятно, общую категорию таких грузов, достаточных для обеспечения оправдывающего разработку и эксплуатацию транспортной космической системы и не зависящих о веяний конъюнктуры и моды, могли бы составить отходы, способные привести к необратимым нарушениям экологической системы (опасные отходы 1 класса опасности для окружающей природной среды [19]). А уже на основе этого грузопотока искать дальнейшие пути возможного расширения областей применения. В этом случае затраты на утилизацию и захоронение подобных веществ пойдут на создание и поддержание перспективных космических технологий. При этом не стоит забывать, что для веществ, которые одно время не могли использоваться и считались отходами, спустя какое-то время находились применения или использование в качестве сырья.
        При этом для сбалансированного развития космонавтики не стоит забывать об ее пилотируемой части, так чтобы работы в этом направлении вели к созданию внеземных форпостов, которые целесообразны лишь в двух случаях:
  1. Местных ресурсов достаточно не только для полного самообеспечения, но и для дальнейшего развития, то есть, возможно создание самостоятельного центра цивилизации;
  2. При невозможности достижения самодостаточности, отдача должна превосходить затраты на создание и эксплуатацию этих поселений, и, возможно, беспроблемное возвращение домой, независимо от времени пребывания в них.
        В том случае, когда не только недостижима полная самодостаточность, но и возникают проблемы со временем пребывания в таком поселении, точнее с "возвращением домой" - это повод стремиться отказаться от непосредственного человеческого участия в пользу автоматов.
        Итак, освоение космоса - одно из необходимых, хотя и недостаточных условий для "революционного" выхода из кризисной ситуации. Причины, породившие кризисы цивилизации и космонавтики различны, но путь выхода из них у них может быть общий. Необходимость освоения космоса следует рассматривать в рамках создания условий для новых НТР, доступа к новым ресурсам без ущерба для земной биосферы, создание искусственных биосфер и т. п. Разумеется также, что это не панацея на все времена. Рано или поздно вновь возникнет противоречие между имеющимися технологиями и законами развития. Но это и есть естественный процесс Восхождения к Разуму.
 

Ссылки

  1. Мы предотвратили войну. Гудок, N 083, 20.05.2003.
  2. Мишин В.П. - Почему мы не слетали на Луну? Москва, "Знание", Космонавтика, астрономия, N 12, 1990.
  3. Голованов Я. К. - Правда о программе "APOLLO". Москва, ЭКСМО-Пресс, 2000.
  4. Наше общее будущее - Доклад международной комиссии по окружающей среде и развитию (МКОСР). Москва, Прогресс, 1989.
  5. Моисеев Н. Н. - Судьба цивилизации. Путь разума. Москва, МНЭПУ, 1998. //
    http://www.mnepu.ru/library/moiseev_book1/
  6. Янковский Н. К., Боринская С. А. - Наша история, записанная в ДНК. Природа, N 6, 2001.
  7. Zhivotovsky L. A. et al. - Features of Evolution and Expansion of Modern Humans, Inferred from Genomewide Microsatellite Markers. Am. J. Hum. Genet., 72, no 5, 2003.
  8. Мальтус Т. - Опыт закона о народонаселении (Антология экономической классики, сост. И. А. Столярова.) Москва, ЭКОНОВ, Ключ, 1993.
  9. Lovelock J. E. - "Gaia". Oxford University Press, 1979.
  10. Карнаухов А. В. - Роль биосферы в формировании климата земли. Парниковая катастрофа //
    http://www.pereplet.ru/parnik/index.html
  11. Горшков В. Г. - Физические и биологические основы устойчивости жизни. Москва, ВИНИТИ, 1995.
  12. Кара-Мурза С. Г. - Концепция "золотого миллиарда" и Новый мировой порядок. Сборник статей экологической тематики, Москва, 2000.
  13. Моисеев Н. Н. - Восхождение к разуму. Москва, ИздАТ, 1993.
  14. Урсул А. Д., Школенко Ю. А. - Человек и космос. Москва, Политиздат, 1976.
  15. Урсул А. Д. - Освоение космоса и проблемы экологии. Кишинев, Штиинца, 1990.
  16. Шкловский И. С. - Вселенная, Жизнь, Разум. Москва, Наука, 1976.
  17. Школенко Ю. А. - Философия, экология, космонавтика. Москва, Мысль. 1983.
  18. Шевченко В. В. - Взгляды мирового сообщества на проблему внеземных ресурсов. //
    http://selena.sai.msu.ru/Symposium/resource.doc
  19. Критерии отнесения опасных отходов к классу опасности для окружающей природной среды разработаны в соответствии со статьей 14 Федерального закона от 24 июня 1998 г. N 89-ФЗ "Об отходах производства и потребления". Собрание законодательства Российской Федерации, N 26, ст. 3009, 1998. (Утверждены приказом МПР России N 511 от 15 июня 2001 г.).
 
 
Карта сайтаsynerjetics@hotmail.comВернуться наверх страницы