Synerjetics Group Logo
 Главная страница
 Цели освоения космоса
    Миссия космонавтики
    Кризис цивилизации
    На распутье
 Программа освоения космоса
    Хранилище на орбите
    Орбитальная медицина
 Кометно-метеоритная угроза
    Первочередная задача
    Два обломка
    Новый расчет
    Условия на волне
    Два семейства
    Удар кометы
    Акустические оценки
    Исторический аспект
    Обнаружение угроз
    Критика источников
    Два аргумента
    Катастрофы и шевроны
    Комета и метеороид
 Презентации
    Параметры и угроза
    Источники и критика
 Аэрокосмические носители
    Описание концепции
    Обоснование концепции
    Анализ эффективности
 Аэродинамика
    Эффективные компоновки
    Теория машущего полета
 Термодинамика
    Ракетные двигатели
    О выборе схемы СУ
    Сайнерджет
 Динамика полета
    Малая тяга
    Захват объектов
    Характеристическая скорость
 Экономика и надежность
    Цена космоса
    Пассажирские перевозки
    О надежности носителей
 Эволюция сложных систем
    О пределах развития
    Флаттер мостов
    Катастрофа на СШ ГЭС
    Падение температуры Земли
 Гидроакустическая устойчивость
    Возбуждение автоколебаний
    Сводные данные
    Иерихон на Енисее
    Критерий возбуждения
    Устойчивость ГАЭС
    Область неустойчивости
    Когда взлетают агрегаты?
    Бустинг на Памире
    Группа риска
    Причины и поводы
    О теории
    Угроза избранным
    Бустинг
    О силах на крышке
    Причины и доказательства
    Любит ли бог троицу?
    Бог троицу любит
    Три станции
    Проблемы Нурека
    Проблемы Ташлыка
    Предложения ядерного центра
 Волны на мелководье
    Наводнение в Крымске
    Новая волна
    Хакенсак
 Comet and Meteor Threat
    Two Fragments
    Acoustic Evaluations
    Historical Aspect
    Critique of Sources
    Two Arguments
    Disasters and Chevrons
    Comet and Meteoroid
    Temperature Drop
 Обратная связь
 
 
 
www.spacenews.ru
 
Журнал Новости Космонавтики
 
 

На распутье

Д.А. Рогозин
 

Краткое содержание

        Трагедия "Колумбии" послужила поводом для переосмысления некоторых вопросов, стоящих перед космонавтикой. Нужна ли разработка принципиально нового транспорта, нужно ли освоение космоса, для чего это необходимо? От выбора ответов на эти вопросы будет зависеть дальнейший ход развития космонавтики.
 

I - Вопросы

        После катастрофы шаттла Columbia, совершавшего полет по программе STS-107, мировая космонавтика переживает не только траур. Это трагедия послужила поводом для переосмысления целей и задач, стоящих перед космонавтикой. Каждое переосмысление вызывает или еще больше обостряет дискуссии по этому поводу. От того, какие ответы будут признаны удовлетворительными, зависит и дальнейшее развитие космонавтики. Особенно острые споры ведутся по следующим вопросам: какой аэрокосмический транспорт нужен многоразовый или одноразовый, и нужна или нет пилотируемая космонавтика. Оппоненты непримиримы и, кажется, перечислены все возможные аргументы "за" и "против". Но если говорится "нужно или нет", то подразумевается вопрос "для чего". Быть может, ответив на этот вопрос, можно расставить точки над "i"?
 

II - Аэрокосмические носители

        Вопрос "Для чего нужны одноразовые или многоразовые аэрокосмические носители?" - можно перевести в плоскость целесообразности модификации имеющихся ракет носителей или необходимости разработки принципиально нового транспорта. Целесообразно или нет, будет зависеть от того, перекроет ли отдача от такого носителя затраты на его разработку, изготовление, эксплуатацию и утилизацию, которую, правда, чаще всего стараются переложить на других. В целиком коммерческих проектах затраты и отдача измеряются единым эквивалентом стоимости - деньгами. Однако отдача от космонавтики далеко не всегда только коммерческая. И такая отдача вполне может быть допустима для государства. Другое дело, что она должна быть всегда и соответствовать затратам. Не секрет, что первоначально во многом отдача от космонавтики, главным образом пилотируемой, определялась получением политических дивидендов. Сейчас ушла большая часть политической составляющей отдачи в космонавтике и, видимо, оставшегося уже недостаточно, чтобы она соответствовала затратам. Получается, что хроническое недофинансирование отрасли - это признак недополучения государством отдачи.
        Ответить на вопрос: чем целесообразнее заниматься - модернизацией существующих носителей или разработкой принципиально новых, можно в зависимости от поставленных задач. Если существующие носители справляются с задачами, которые в данный момент стоят перед космонавтикой, тогда, если не требуется расширения списка подобных задач и значительного увеличения получаемой отдачи - целесообразней заниматься модернизацией. Столь же верно и обратное утверждение: выбор в пользу одной лишь модификации означает умышленное или нет, неважно, но нежелание ставить новые задачи перед космонавтикой. Если же необходимо решение новых задач, причем "новой" задачей может оказаться и "старая", но на качественно новом уровне, то требуется доказать, что имеющиеся носители непригодны для ее решения или много хуже новой транспортной космической системы. Если задаваться желанием разрабатывать новые транспортные системы, тогда не обойтись без ответа на вопрос: какие новые задачи они призваны решать, и будет ли соответствовать отдача затратам?
        Часто в качестве обоснования разработки многоразового космического транспорта приводят желание снизить удельную стоимость вывода полезной нагрузки на земную орбиту. Однако эта величина зависит от величины грузопотока, который будет осуществляться при помощи такого транспорта. Существенное снижение невозможно без значительного увеличения грузопотока. Поэтому разработки, не принимающие во внимание получение итоговой отдачи, имеют все шансы оказаться невостребованными.
        Соответственно от такого выбора зависит ход дальнейшего развития космонавтики. Разумеется, результат его также будет неодинаков.
 

III - Люди или автоматы?

        Однако еще большие разногласия вызывает необходимость пилотируемой космонавтики. Противники пилотируемых полетов утверждают, что все задачи стоящие перед космонавтикой можно решить при помощи беспилотных аппаратов. В первую очередь "ломаются копья" вокруг космических исследований. Противники пилотируемой космонавтики считают, что любые научные задачи целесообразнее решать с помощью автоматов. Беспилотная космонавтика намного дешевле пилотируемой, автоматам не требуются ни средства жизнеобеспечения, ни отдых. Преимущество беспилотных полетов в том, что аппаратура работает круглосуточно. Автомат не обязательно возвращать. Успешное выполнение задачи может заканчиваться разрушением зонда. Сторонники пилотируемых исследований, соглашаясь с этим, в качестве контраргумента приводят сегодняшнее несовершенство автоматов. Но тогда получается, что космонавт - это временная замена автомату. В таком случае, не лучше ли было бы вместо совершенствования пилотируемых средств, сосредоточить усилия на робототехнике?
        Утверждается, что, например, при исследовании других планет для адекватной замены человека требуется создание искусственного интеллекта. В качестве примера часто называют найденный на Луне геологом Гаррисоном Шмиттом образец, который оказался древнейшей породой из тех, что когда-либо находил человек. В принципе такую же находку мог бы быть сделан и роботом без искусственного интеллекта - достаточно чтобы он проводил первичный экспресс-анализ и собирал только отличающиеся образцы. Конечно, это займет больше времени, но, учитывая экономию на средствах жизнеобеспечения - это, скорее всего, будет непринципиальным.
        Если при желании можно многие сегодняшние применения пилотируемой космонавтики реализовать беспилотными средствами, неужели у пилотируемой космонавтики нет будущего? Ведь именно так утверждают ее противники. Все же есть такие цели, которые никакими автоматами не достижимы. Если считать целью космонавтики "широкое освоение, использование и обживание космоса" [1], как считал еще К. Э. Циолковский, то здесь никакой автомат не сможет заменить человека. Отказаться от пилотируемой космонавтики означает в то же время отказаться и от освоения космоса, и от мечты о "космическом будущем" для человечества. Противники пилотируемой космонавтики считают возможность расселения человечества за пределы Земли "неуемной фантазией", которой воспрепятствует второй закон термодинамики. Что, мол, он стоит непреодолимой преградой на пути различных долговременных космических станций и поселений. И суть его в том, что запасы для жизнеобеспечения придется постоянно пополнять, поскольку создать в космосе замкнутые термодинамические (биологические) циклы, основанных лишь на поступлении извне солнечной энергии, как круговорот веществ на Земле, на длительное время невозможно даже теоретически.
        Однако совсем не обязательно чтобы, во что бы то ни стало, только Земля была источником оборотных веществ для систем жизнеобеспечения (СЖО), так же как и не обязательно восполнять эти потери в виде пригодном для употребления исключительно людьми. Поэтому если не ставить искусственных ограничений, то и второй закон термодинамики не воспрепятствует созданию внеземных поселений.
        С 70-х годов ХХ века в качестве "магистрального" направления было выбрано строительство орбитальных станций. Вряд ли можно было бы заниматься пилотируемой космонавтикой, полностью проигнорировав это направление. Но не менее сомнительно и дальнейшее его применение в качестве основного. Близость к Земле, казалось бы, снижает возможные транспортные расходы, но полное отсутствие каких бы то ни было "местных ресурсов", кроме солнечной энергии, наоборот, означает максимальные требования для транспорта. А то, что из-за постоянного торможения требуется дополнительный грузопоток для поддержания орбиты, а также то, что периодически все необходимо сооружать заново из-за не сохранения прошлых орбитальных построек, ставят еще большие требования к транспорту. И не случайно, что с момента выбора этого направления "магистральным", кардинальных прорывов в космонавтике не произошло. Это заставляет в нем усомниться.
        Если рассматривать возможность создания внеземных поселений, то решающую роль будут играть следующие факторы:
    1. эффективность космического транспорта;
    2. обеспеченность собственными ресурсами объекта освоения;
    3. степень экстремальности местных условий.
        Факторы 2 и 3 выдвигают требования необходимого для обеспечения поселения грузопотока. Обеспеченность местными ресурсами дает возможность снизить эти требования, и, наоборот, чем более экстремальны условия на объекте освоения, тем больше усилий и материальных средств потребуется для их преодоления, что неминуемо повышает необходимый уровень грузопотока. Есть еще один способ снизить грузопоток - введение замкнутых циклов оборотных веществ (в первую очередь - систем жизнеобеспечения). Но это - лишь возможность снизить эксплуатационные расходы не снижая первоначальных затрат и затрат на развитие. Следовательно - определяющим фактором для развития космонавтики является повышение эффективности космического транспорта. В какой-то степени преодолеть недостаточную эффективность космического транспорта можно лишь опорой на собственные ресурсы объекта освоения.
        Совершенствование лишь технологий позволяющих поддерживать длительное существование человека за счет биологически замкнутого круговорота веществ, по определению позволяют добиться этого в ограниченных временных пределах. К тому же опора только на этот метод достигается безо всякой возможности самостоятельного развития поселений. Такой способ предполагает доставку всего необходимого оборудования и оборотных веществ извне. При строительстве орбитальных поселений по-другому и не получится, однако освоение планет дает возможность использовать местные ресурсы, вначале для восполнения потерь оборотных веществ, а затем и в качестве ресурсов для индустриализации поселения. Если нет дефицита ресурсов, то можно говорить о достижении возможности самостоятельного развития поселения. А значит, для освоения потребуется относительно небольшой грузопоток, как для создания поселения, так и последующей его эксплуатации. Следовательно, если идти "путем наименьшего сопротивления", то освоение Солнечной системы требуется начинать не с орбитальных, а планетарных поселений. Вначале там, где наибольшая обеспеченность собственными ресурсами и наименее враждебные местные условия. Затем по мере совершенствования космического транспорта окажется возможным освоение объектов с дефицитом некоторых ресурсов, при условии, что он покрывается материальной отдачей от такого освоения. И, наконец, по достижению возможности осуществления массовых перевозок в пределах Солнечной системы могут стать целесообразными и орбитальные поселения.
        В отдаленной перспективе существует способ изменения фактора 3: терраформирование - искусственное преобразование планетных атмосфер в сторону приближения по свойствам к земной. В первую очередь - это способ высвобождения средств затрачиваемых на выживание. Высвободившиеся средства можно затратить на развитие и повышение жизненного уровня. Поселение на "содержании" Земля может себе позволить, только если отдача от такого поселения, не обязательно на первых порах материальная, будет превосходить эти затраты. Однако удовлетвориться нематериальной отдачей на постоянной основе не удастся.
        На самом деле никакого противоречия между пилотируемыми и беспилотными средствами нет. Если требуется эффективно решать сегодняшние задачи, лучшее решение - автоматы; если требуется эффективное развитие космонавтики и оперативность - без людей не обойтись. Однако ускорителем развития космонавтики ее пилотируемая составляющая может стать только тогда, когда при ее помощи будет получена стабильная прямая отдача. А такой уровень вряд ли достижим без создания полностью самодостаточных внеземных поселений.
 

IV - Где необходимость?

        Любая принципиальная возможность для своего осуществления требует обоснование необходимости такого шага. Может человечество преспокойно обойдется без освоения космоса? Для чего необходим столь революционный шаг? Одно время была популярна идея, что таким способом можно решать проблемы перенаселенности Земли. Однако пытаться решать проблему перенаселенности вывозом, куда бы то ни было (тем более, когда некуда) излишков населения - не имеет смысла. Возможные решения - это только контроль рождаемости и способность "отодвинуть" пределы роста. Контроль рождаемости способен принести пользу только как способ профилактики проблемы. В случае выхода за границы "предела роста" вряд ли он может быть чем-то другим кроме как инструментом тоталитаризма. А предел роста можно отодвинуть только:
    1. революционными фундаментальными открытиями (которых так и не видно на "горизонте" и это притом, что еще требуется время на их внедрение);
    2. получением доступа к новым ресурсам в совокупности с мерами по сохранению земной экосистемы.
        Причем для Земли проблема не столько в отсутствии ресурсов, сколько то, что методы получения все более труднодоступных не могут не становиться еще "грязнее". Если говорится о получении внеземных ресурсов, то следует понимать, что в первую очередь это требуется для снижения антропогенного воздействия на экосистему Земли. Чтобы внеземные ресурсы могли стать разумной альтернативой их добычи на Земле, требуется решить проблему дешевой и массовой транспортировки грузов в пределах солнечной системы. Но от Первого Спутника до столь высокого технологического уровня существует огромный разрыв.
        Задача получения внеземных материальных ресурсов, особенно в объемах, сравнимых с потребностями, необходимыми для обеспечения земной промышленности, сейчас можно рассматривать лишь как задачу "послезавтрашнего" дня. Но чтобы вероятность ее осуществления не "убегала" от нас как линия горизонта, требуется создать условия, способствующие достижению этой цели, или получение внеземных ресурсов так и останется недостижимой целью. Создание этих условий и есть задача "сегодняшнего" и "завтрашнего" дня для космонавтики. Возможность получения внеземных ресурсов главным образом определяется не столько созданием средств их добычи, а в первую очередь относительно дешевой их доставкой. Если под базовым уровнем космонавтики такой, который приносит стабильную прямую отдачу, то этот уровень может и чаще всего отличается от уровня сегодняшнего дня. Но базовый уровень должен быть всегда востребован, а сегодняшние технологии могут оказаться утерянными из-за своей невостребованности. Например, для повторения уровня начала 70-х (полеты на Луну) - не обойтись без повторных разработок необходимых для этого технологий.
        Еще К. Э. Циолковский в качестве одной из причин, объясняющей необходимость космонавтики называл "спасение от земных катастроф". Идея "запасной планеты" часто называется в качестве мотива российскими разработчиками пилотируемой экспедиции на Марс. Тем не менее, выжить, если произойдет глобальная катастрофа на Земле, сможет лишь полностью самодостаточная колония, а это для нее означает не только возможность полностью самостоятельно обеспечить системы жизнедеятельности, но и возможность воспроизвести любую технологическую цепочку для производства ВСЕХ требуемых для существования цивилизации изделий. Если рассматривать освоение любого мира (или строительство искусственного на орбите), то не следует забывать о существующих для них ограничениях по численности населения как "сверху" так и "снизу".
        Для любого замкнутого пространства существует предел роста. Для развивающейся цивилизации - это не константа, а динамическая величина. Верхний предел зависит от доступных ресурсов (в зависимости от технологического уровня). При этом существуют поправки: затраты на выживание и требуемый жизненный уровень (отличающийся от физиологического выживания). Возможность выживания определяется главным образом технологическим уровнем. Например, технологические требования для выживания в условиях сезонных климатических изменений столь малы, что эта проблема была решена еще в доисторические времена. Сейчас это не только поправка на климат, но и на загрязнение окружающей среды и пр. Особенно требования к технологическому уровню заметны при проникновении во враждебную среду. Существует и нижний предел численности населения для существования цивилизации. Для низкотехнологической цивилизации он не отличается от минимального уровня популяции достаточного для поддержания генетического разнообразия. Однако, чем выше технологический уровень - тем выше нижний предел. Любая цивилизация способна успешно развиваться, если ее численность лежит в этих границах.
        Кроме того, устойчивость существования цивилизации снижается из-за социальной нестабильности, возникающей при значительном превышении существующей численности населения уровня, который достаточен для обеспечения задач по выживанию, развитию и достижению более высокого жизненного уровня.
        Если ограничение "снизу" превосходит ограничение "сверху" - колония неспособна к самостоятельному выживанию и без внешней поддержки она обречена на гибель. Чем более враждебны окружающие условия - тем выше требования к минимально необходимому технологическому уровню. Итак: верхний предел главным образом определяется доступными ресурсами, а их доступность - технологическим уровнем. Нижний предел - это численность населения, при котором цивилизация сможет обладать требуемым технологическим уровнем для выживания без поддержки извне. Таким образом, можно выдвинуть такие критерии для оценки целесообразности строительства внеземных поселений:
    1. отдача превосходит затраты на создание и эксплуатацию, и нет проблем при возвращении (на Землю);
    2. есть возможность (пусть в перспективе) добиться самообеспечения и самостоятельного развития за счет собственных ресурсов;
    3. промежуточный этап для достижения цели 1 и/или 2.
 

V - Восхождение к Разуму

        Необходимость освоения космоса можно увидеть, проследив тенденции становления и развития человечества. Н. Н. Моисеев назвал закономерность происходящих смен эволюционных парадигм в истории антропогенеза "восхождением к Разуму" [2]. Этот термин позволяет описать не только прошедшие этапы в развитии человечества, но и будущие. Мы не достигли высот разума, а все еще на пути к ним. Только с таким отношением цивилизация способна к развитию. Путь этот запутан и тернист, но отказ от развития приводит обычно к деградации вида.
        По мнению Н. Н. Моисеева сейчас "человечество находится на пороге такого кризиса, который качественно изменит сам характер развития человечества как биологического вида, а не только его историю. Мне представляется, что этот кризис может иметь лишь два исхода: либо нас ожидает судьба динозавров, когда-то бывших властителями Земли, либо энергия, талант, ВОЛЯ человечества как единого целого найдут и утвердят качественно новые формы своей жизни в составе нашей биосферы. И в этих новых условиях не только общество начнет жить по новым законам, но и биосфера станет развиваться как-то по-иному, хотя и следуя объективным законам саморазвития мира, которые вряд ли зависят от судеб того или иного биологического вида" [3].
        Все же, мне представляется, вопрос гораздо шире лишь выживания или вымирания вида. Проследить параллели, обозначив тенденцию, можно рассмотрев уже пройденные в ходе антропогенеза, т.е. становления и развития человечества, изменения эволюционных парадигм (точки бифуркации, кризисы), вызванные не внешними причинами, а внутренними.
        Суть первого внутреннего кризиса состояла в том, что "создание искусственных орудий, т.е. сложность палеолитических технологий в рамках внутристадной организации, достигла предела совместимости с законами ее развития". К этому времени благополучие протоплемени уже определялось не столько индивидуальными качествами отдельных его представителей, сколько навыками и знаниями, возникшими у наших предков. Однако следование биосоциальным законам, "которые регламентировали жизнь стада на протяжении многих миллионов лет в рамках внутривидового отбора и, вероятно, были уже закодированы в генетической памяти предка человека" мешали дальнейшему накоплению и использованию полученных навыков и знаний. Дело в том, что "для того, чтобы делать хорошее оружие и хорошо его применять, нужны разные способности".
        Будучи не наделенным от природы смертоносным оружием успешных хищников, нашему предку до поры до времени не нужен был "инстинкт волка", сохраняющий жизнь проигравшим схватку за самку. Проигравший схватку, как правило, оставался живым, а с ним оставались и знания и навыки им приобретенные. Но как только у наших предков появился в руках каменный топор, он его сразу же пустил в дело не только во время охоты. Такой факт внес "в судьбу прачеловека не просто кардинальные, но и трагические изменения: не случайно у большинства поздних австралопитеков, скелеты которых найдены в Олдувайском ущелье, были проломлены черепа". По гипотезе Лоренца - возникшая ситуация неизбежно привела бы к тому, что пралюди просто перебили бы друг друга. "А так как инстинкты не возникают за считанные поколения, то для сохранения на Земле потомков австралопитековых сделалось необходимым введение нового типа запретов, доселе незнакомых сообществам, живущим согласно биосоциальным законам". Н.Н. Моисеев считал иначе: "Наш биологический вид, вероятнее всего, сохранился бы. Но он не превратился бы в человека. Появился бы еще один вариант умных обезьян. Движение наших предков по пути "становления Разума" имело все шансы естественным образом оборваться" [3].
        Таким образом, в этой точке бифуркации кроме вариантов гибели или продолжения "восхождения к Разуму" была альтернатива прекращения этого подъема.
        Неолитическая революция - переход от собирательства и охоты к земледелию и скотоводству считается выходом из кризиса, вызванного изобретением метательного оружия и методов загонно-облавной охоты, результатом чего стало истребление людьми одних видов животных и резкому сокращению численности других. Что не смогло не сказаться и на самих людях. Действительно, неолитическая революция - это "магистральный" путь выхода из кризиса, однако все же не единственный. Сохранившиеся в отдаленных районах Земли считаются "реликтами ушедшей эпохи". Однако с племенами каменного века их роднит лишь низкий технологический уровень. "Хищнический дух" охотников палеолита лучше сохранили те, кто пошел магистральным путем неолитической революции. Так называемые "реликты" - это те, кто выбрал адаптацию к сложившимся обстоятельствам, то есть пошел по пути "единения с природой на технологическом уровне каменного века" или другими словами - отказался продолжить "восхождение к Разуму". От этого они, конечно, не стали меньше людьми, но их выбор препятствует необходимому для "продолжения пути" накоплению объемов знаний и технологий - это и есть остановка в "восхождении".
        Можно предположить, что любой точке бифуркации можно прийти к такой альтернативе - отказ от дальнейшего "восхождения". Не стоит думать, что для этого потребуется умышленный отказ. К такому результату могут привести тактически оправданные шаги, если в итоге условия, благоприятствующие дальнейшему "восхождению" так и не будут созданы. Умышленная или непреднамеренная эта остановка - результат одинаков.
        Сегодня мы вновь оказались вблизи новой точки бифуркации. И как когда-то опять причиной стал конфликт технологий и законов развития из-за отсутствия инстинктов и социальных законов, благодаря которым этого конфликта можно было бы избежать. На этот раз подвело отсутствие "инстинкта сохранения вида" или социальных законов его замещающих. Тем более нет законов или инстинктов, сохраняющих цивилизацию. Ведь обычно для сохранения вида хватает инстинкта самосохранения отдельных его представителей. А чтобы в целом система не пошла в разнос, хватает отрицательных обратных связей в виде внешних ограничителей. Человечество в процессе своего развития делало все, чтобы преодолеть эти ограничения. И, в конце концов, основным ограничителем стали доступные ресурсы. "Если в той или иной экосистеме появляется вид-монополист, это трагично не только для экологической системы, но и для вида-монополиста. Максимальное использование своих возможностей, стремление к удовлетворению своего сиюминутного превосходства, увы, свойство не только животных. Судьбу монополиста нетрудно предсказать. Вид-монополист достаточно быстро исчерпывает возможности своей экологической ниши, экосистема начинает деградировать, и вместе с ней вид-монополист встречает свой экологический кризис. В этих условиях возможны два исхода. Первый - вид-монополист начинает деградировать вместе со своей экологической нишей и, в конце концов, погибает. Второй - вид-монополист находит новую экологическую нишу, адаптируется к ее возможностям и начинает новый цикл своего развития" [3].
        И все же грядущий кризис имеет качественное отличие от предыдущих. Если раньше в полной мере мог проявить себя эволюционный отбор первоначально внутривидовой, потом в процессе антропогенеза "внутривидовая борьба сменилась не менее жесткой борьбой, но это уже была борьба человеческих сообществ, в результате нее выживали сообщества, которые были носителями тех или иных табу, которые оказывались более "конкурентоспособными" на "рынке выживания". Таким образом, механизмы утверждения норм нравственности имеют те же эволюционные истоки, что и биологическое совершенствование, но на более высоком, надорганизменном, уровне, как говорят этологи". В результате неолитической революции родились современные цивилизации, которые начали активно изменять не только природные условия, но и саму структуру естественного кругооборота веществ в природе. Эта структура стала меняться все быстрее и быстрее по мере развития производительных сил общества. И дело дошло до того, что сейчас она заметно меняется даже в течение жизни одного поколения. Человек, по точному выражению В. И. Вернадского, стал "основной геологообразующей силой планеты", и его "монополизм" с развитием науки и техники бесконечно усилился [3]. Но все этот процесс позволял действовать методом проб и ошибок, когда "неудачники" лишь освобождали дорогу наиболее приспособленным. Причем, "выигрывали" те, кто "выше" поднялся в своем "восхождении к Разуму". Индустриальная революция изменила ситуацию. Теперь, если доминирующая цивилизация потерпит неудачу, в своей агонии она способна "захватить" всех.
        Сейчас действовать, как обычно, методом проб и ошибок, реагируя на сложившиеся условия - уже недопустимо. Если раньше была возможность параллельно осуществить множество вариантов решения и ошибки открывали дорогу успешным, то теперь просто нет возможности так поступить. Ситуация осложняется еще тем, что одного лишь выживания может оказаться недостаточно для продолжения "восхождения к Разуму". К тому же, одна лишь выработка новых социальных законов для обеспечения возможности коэволюции биосферы и общества позволит избегать повторения таких кризисных ситуаций, но совсем не означает выхода из кризиса - это условие необходимое, но отнюдь не достаточное. Теперь вновь требуется создание новой экологической ниши, чтобы продолжить "восхождение".
        По утверждению Геделя состоятельность и полноту какой-либо логической системы можно установить, погружая исходную систему в систему более развернутую. Правда, при этом проблема состоятельности и полноты становится более сложной из-за усложнения логического языка, что приводит к спирали усложнений, к нескончаемой логической эскалации. Получается - решение задачи можно найти при условии выхода за ее рамки.
        Если искать выход из сложившейся ситуации, ограничившись рамками Земли, то человечество, достигнув пределов роста на своей родной планете, не сможет использовать потенциальные ресурсы космоса для своего устойчивого развития. Земная биосфера может выдержать лишь ограниченный прессинг с его стороны, а чрезмерно глубокие изменения биосферы могут оказаться для людей фатальными. Следовательно, для сохранения биосферы, а значит и человечества как вида земных существ, требуется уменьшить на нее антропогенное воздействие. В то же время, предельно допустимый уровень этого воздействия может оказаться недостаточным для того, чтобы человеческая цивилизация смогла продолжить собственное развитие. А отказ от развития приводит обычно к деградации. Выходом из этих ограничений и способом уменьшения такого давления на биосферу может стать освоение Солнечной системы.
        В качестве альтернативы этому иногда называется освоение ресурсов Мирового океана, но в отличие от освоения космоса, которое может помочь снизить "пресс" на земную экологию, освоение океана, лишь значительно его увеличит. Также никакие ресурсо- или энергосберегающие технологии не позволят выйти за границы предельного воздействия, которое может выдержать биосфера со стороны человека.
        Поэтому вариант, когда земные проблемы будут решаться исключительно на Земле - может оказаться непредумышленным отказом от "восхождения", также как и в свое время, некоторые племена остались охотниками, не пойдя по пути "магистральной" неолитической революции. В отличие от охотников палеолита они "гармонизировали" свое отношение к Природе. Тем не менее, ступив на этот путь, они оказались далеки от дороги, ведущей к цивилизации в нашем понимании и к научно-техническим достижениям. Мало избежать возможности гибели вида, требуется еще создать условия, благоприятствующие его дальнейшему "восхождению". Выбор в пользу "не космических" решений возможно и позволит избежать катастрофы, но при этом может оказаться шагом к непредумышленному отказу от дальнейшего "восхождения к Разуму". Хотя выборка рассмотренных событий чересчур мала, чтобы утверждать о таком развитии ситуации безоговорочно, факт, что подобный ход событий мог не единожды осуществиться, говорит, что нельзя его исключать.
 

VI - Ориентиры

        Может показаться, что слишком рано ставить целью освоение Солнечной системы. Разумеется, настолько колоссальные цели осуществляются только их последовательным разделением на множество промежуточных этапов. Столь грандиозная задача - это в первую очередь ориентир для оценки правильности выбора сегодняшних задач, которые могут стать промежуточными этапами для достижения этой стратегической цели. Правильный выбор стратегической цели позволяет минимизировать количество обязательных промежуточных этапов, что означает повышение эффективности соотношения результат/затраты. Это же означает, что в качестве стратегической цели противопоказано выбирать задачи "ближнего" прицела, несмотря на то, что они легче реализуемы - больше шансов, что без них можно будет обойтись в дальнейшем. Последовательное достижение очередного промежуточного этапа позволяет создавать задел для последующего. Такой подход может замедлить и удорожить осуществление первого этапа, но в дальнейшем проявится значительная экономия не только времени, но и средств.
        Тем не менее, говоря об освоении Солнечной системы, нельзя обойти вопрос о первоначальном объекте освоения. Учитывая несовершенство космического транспорта, на первый план выходит возможность снижения расходов на эксплуатацию и развитие, а это, как уже говорилось, определяется главным образом опорой на местные ресурсы. Если еще добавить требования возможности достичь положительного баланса между минимальным уровнем населения, способным поддержать технологический уровень достаточный для выживания в местных условиях и максимально возможным уровнем населения, что также напрямую зависит от имеющихся ресурсов на объекте освоения, то определяющим условием становится возможность достижения самодостаточности. В таком случае, потенциальный кандидат для первоначальной цели освоения остается только один - и это не Луна или околоземное пространство, а Марс, где к тому же наименее враждебные в Солнечной системе для человека условия после Земли.
        Учитывая то, что для того чтобы приступать к освоению требуется преодолеть определенный пороговый как психологический, так и технологический уровень, эту задачу также надо рассматривать также как ориентир. При отсутствии таких ориентиров вряд ли удастся достичь требуемого технологического уровня, распыляя средства без конкретной цели. Ведь обычно технологии не ставшие востребованными или потерявшие востребованность со временем становятся утерянными. Это не значит, что их нельзя восстановить, но в таком случае возможность их постепенной "наработки для будущего" сомнительна. Так как космонавтика - прикладная дисциплина, это верно и для нее. Ситуация усугубляется тем, что для заметного расширения отдачи, что обязательно для того чтобы не терять технологии, каждый раз требуется все большие интеллектуальные и материальные ресурсы.
        Освоение космоса так навсегда и останется "загоризонтной" задачей, если не наращивать задел, позволяющий со временем сделать эту задачу актуальной. Снижение транспортных расходов - одно из направлений, приближающих возможность осуществления освоения Солнечной системы, но оно не единственное. Другая возможность приблизить возможность реализации этой задачи - уменьшение необходимого для этого грузопотока. Наибольший прорыв в этом направлении можно претворить в жизнь, лишь используя собственные ресурсы объекта освоения. Таким образом, можно констатировать, что для того чтобы не исключать задачи освоения из планов космонавтики требуется развивать два направления: транспорт и технологию использования местных ресурсов.
        Космонавтика - это не только транспорт, но ее возможности в первую очередь определяются развитием космических транспортных систем. Формирование требований по созданию межорбитальных буксиров для транспортировки грузов на регулярной основе в Солнечной системе определяется возможностями "пересечения" таких направлений, как повышение эффективности аэрокосмического транспорта, а также развитие технологий по использованию собственных ресурсов объекта освоения. Чем лучше технологии позволяющие использовать местные ресурсы, тем ниже требования к грузопотоку. Сколь бы хорош ни был бы межорбитальный буксир, с его помощью не удастся отправить больше, чем позволяют возможности космического транспорта. Однако вряд ли удастся добиться того, чтобы объем необходимого грузопотока оказался незначительным, столь же сомнительно рассчитывать лишь на внешние поставки и замкнутый цикл, игнорируя возможность использования собственных ресурсов объекта освоения, т. к. при этом исключается возможность саморазвития поселений. Поэтому именно достижение такого "пересечения" и определяет вероятность осуществления начала освоения Солнечной системы.
 

Ссылки

  1. Идеи Циолковского и проблемы космонавтики. Москва, Машиностроение, 1974.
  2. Моисеев Н.Н. - Восхождение к разуму. Москва, ИздАТ, 1993.
  3. Моисеев Н.Н. - Судьба цивилизации. Путь разума. Москва, Издательство МНЭПУ, 1998.
 
25.03.03        Д. А. Рогозин
 
 
Карта сайтаsynerjetics@hotmail.comВернуться наверх страницы